?

Log in

No account? Create an account

глупость

Раньше я не любила глупых, и сама себе декларировала это "фуу, хуже глупости ничего не бывает!". Думаю, потому что сама была не так уж и умна. Глупость - не самый страшный недостаток. Подлость куда хуже.
А насчет глупости сейчас думаю так: глупым быть не страшно, страшно при этом считать себя умным.

Сходили с собакой в магазин.
1. По дороге нас засыпал снег и я пела собаке песню "у природы нет плохой погоды". Собака слушала с удовольствием.
2. В магазине работница зала, выгружавшая из коробки на стеллаж кетчуп, громко пукнула. И посмотрела на меня возмущенно, мол, нечего подслушивать.
3. Я поняла, что не пробовала никогда простоквашу и пробовать нет желания, не верю в то, что под этим именем может скрываться что-то путнее.
4. Женщине, заведующей кулинарией, я сказала "будьте добры..." И пока она была добра и взвешивала мне еду, я жутко стеснялась этого повеления. Ужасно звучит.
5. В парке играли дети, и самый тучный, как будто на три класса старше остальных, кричал щуплому мальчонке "давай догони меня, и сделай мне уже трах-тибидох".
6. Шапка моей собаки спровоцировала четыре разговора, а из купленного ей ничего не досталось.

Tags:

Oct. 30th, 2014

Хотела написать про одну девочку, да вспомнила, что решила тут недавно никого не осуждать.
Если вам скучно, попробуйте никого не осуждать, очень энергозатратное занятие.

Старухи обожают белые тапки. Присмотритесь, во что они обуты. Непременно в такую вот обувку каменисто-мышино-мутнобелых оттенков, каких-то голубиной склеры оттенков (есть ли склеры у голубей?), и обязательно с дырками. Фасоны разные - промышленность на старух работает добросовестно.
Иногда еще и не старуха вроде, тетка всего лишь, но раз тапки надела - старуха в душе. Белые тапки - это неплохо. Это уют и покой.
У меня такая подруга есть в парке, Любовь Григорьевна, ей 78, ходит в шляпах, охотится за лососем подешевле, выгуливает йорка в голубом жилетике. И вот как-то идет она в коралловых босоножках, ну и похвалили мы с ней ее обувку. Я ей говорю "какая вы умница, Любовь Григорьевна, а то все ваши ровесницы белые тапки носят!"
А вечером того же дня встречаемся мы снова в парке и на ней белые тапки. И так она на меня испуганно посмотрела, поймав мой взгляд на тапках. Тогда я как бы невзначай похвалила ее шляпу. Она обрадовалась как ребенок.
Ребенок в белых тапках.

Tags:

Скачала две книжки про собачье питание - русскую и заграничную. В русской учат как "скармливать" продукты с душком, а в импортной предлагают готовить крекеры, жульены, суфле и фрикассе для собак, причем с использованием соли, муки, пармезана, лаврового листа и всего такого. Картинки, правда, хорошие.

Tags:

Катя

Гуляю с фнуруфкой в парке, подходит к нам сухая, интеллигентная женщина, на великолепном, особом совершенно русском языке восхищается собачонкой. Она в каких-то одеждах летящих и в шляпе зеленоватой такой, стоим говорим, на шляпу садятся мухи, улетают и снова возвращаются. Я советую ей завести собаку, раз она такой ценитель, чтобы использовать единственную возможность купить любовь за деньги, и она достает блокнот, чтобы записать название породы. "Я же ничего не могу запомнить, у меня, знаете, эти... просто там свисают", - она показывает на голову, я снова вижу мух на шляпе, думаю - нечто она о них и они специальные, ручные? "Ну эти... Нейроны, вот", - вспоминает она слово, - "Меня же мент протаранил и я летела 77 метров, все красным было, да. А у вас есть эта...?" Я: "ручка? Нет. Давайте в телефон вам запишу". Она кивает, отдает мне телефон, а сама по инерции ищет ручку, улыбается, а мухи летают, летают.

Tags:

В метро заходит сухой крошечный дедуля, опрятный, в огромном пиджаке, которому не меньше полувека и хэбэшном кепи в цветок, ведет на поводке черного спаниеля и приговаривает ему: "идем, идем, маленький мой, маленький.." Подходит к эскалаторам, ведущим вниз, а там пробка. Дед: "один экскаватор работает, что ли? Совсем охуели, твари ебаные.. Идем, маленький мой, идем..."

Tags:

Сижу на остановке, хмуро вглядываясь вдаль, туда, за угол, откуда выползает разноцветными черепахами машины. И вот садится рядом она - большая женщина в цветастой рубахе и велюровом жакете, немедленно заслоняет мне обзор, и начинает покачиваться из стороны в сторону, словно в голове ее звучит какая-то личная и довольно примитивная тема - тили-тили, тили-тили. Тело ее крупное и нарядное мягкими волнами перемещается влево и вправо в такт этой музыке, больше мне и ничего не видно, и приступает тошнота от этой чрезмерно близкой плоти, радостно существующей, а ведь она, она одна виновата в том, что нет троллейбуса! И потому она так легко перекрыла мне вид на вожделенный поворот - не придет он, тили-тили, не придет...

Tags:

Индюков

И стал он в тот день различать ткани - до рези в глазах четко видеть волокна все и их переплетения, длину ворса, плотность, рисунок, наличие неблагородных примесей, и вроде даже стали всплывать в голове равнодушными бирками названия типа лавсана и чесучи. И тошнило его вдруг от блестючего кафтана, от воображаемого ощущения цепкого и пустого, шершавого его полотна, у случайной гражданки в трамвае. Дома открыл шкаф и выкинул любимый свитер в катышках, которые и раньше замечал, но находил приемлемыми и даже уютными. Засунул в пакет, сотворил узлом заячьи уши, и выставил за дверь. Лег в постель и почувствовал каждую нитку простыни. А дальше увидел мутный сон, где он - круглобрюхий паук, закованный в собственную паутину. Утром надел темные очки, так в них и ехал до работы. Когда на входе попросили снять очки, чтоб сличить его с фотографией на пропуске, наждачкой шаркнула по глазам грубая шерсть на свитере охранника. Поджал губы в обиде, "пора бы и запомнить" - надерзил так. В обед пришла инспектор, преставилась Ольгой Валерьевной Смородиной. Сначала он глаз не поднимал, потом, когда она протянула бланки, заметил расписной рукав, чернильными и бирюзовыми волнами извивалась краска на нем, нитей было не различить, ткань глухо мерцала. Как на берег его вдруг выбросило, сокрушенного, пахнуло бризом, ракушками, глупостью, нежными голыми пятками, нежностью, нежностью. Когда Смородина уходила, поднял глаза, минуя ворот с тонкой шеей и бантом лоснящимся, впился отчаянным взором в ее густо покрытые краской горчичного цвета глаза, и позвал тем же вечером отправиться с ним в кафе. Смородина заявила, что занята, сговорились на завтра. Вечером не мог уснуть, все ему волны мерещились. Смутно чуял, судьба пришла.

Tags:

сын и отец

И любил он сына своего, ой, любил. Смотрел на него и думал - вот сын мой, плоть от плоти. Видел в глазах мальчика печаль, свойственную роду его, гордился ладным кроем его - все, что считал подтверждением отцовства, наличествовало, чего ж больше. Иногда сидел на кухне вечерами один, тихо, ел баранки, запивал сладким чаем, курил и думал - вот сын у меня есть, и я отец, а что есть отец, если не древо, если не ствол, к небу устремленный, и он мой побег, ветка моя влажная, все ему дам, силы, и высь свою, все ему, сыну моему. Сын рос без ласки, в лишениях и запретах, лишь иногда отец подзывал его и долго-долго глазами своими, ладьями мудрыми серо-зелеными впивался в его круглые коричневые глазки, от мамы, кстати, приложенные.